Нидерланды. Работа и оплата

img

Завтра уже второй месяц, как живу и работаю в Нидерландах. За это время освоил пять работ, чем могу гордиться. Первая работа, которая длилась всего 2 дня, была прополка. Пололи сорняки, наросшие вокруг теплицы, поскольку газонокосилка не могла туда добраться, поэтому один из начальников дал задание полоть вручную.

Честно говоря, тяжело не было, если не брать во внимание пчел и шмелей, которые кружили, не давая покоя и чувства расслабленности. Мешало и солнце, которое жарило меня как рыбу на сковороде. Но, благодаря большой жаре, работали с семи утра до часа дня, поэтому в утренние часы не было так плохо, и шмели, как я заметил, скорее всего спали примерно до десяти.



Следующая работа была одной из любимых. Нам нужно было ехать на подъёмнике и менять предохранители тепличных прожекторов, которые находились на 13-и метровой высоте. Скажу честно – когда в Рижском бюро нам сказали, что нужно будет работать на большой высоте я не думал, что это будет настолько высоко. Единственное, что меня защищало от внезапной смерти, это перила подъёмника, которые не позволяли упасть. Один из наших начальников был очень вежливым и показал, как нужно работать с подъёмником. На инструктаж я согласился первым, чтобы потом рассказать Максиму, так как его уровень знания английского языка был поверхностным, но я его не упрекаю. Когда поднялись на 13 метров над землей, начальник продемонстрировал как нужно менять предохранители. Все оказалось проще, чем я себе представлял, но тогда внезапно окна теплицы начали подниматься (наверно потому что внутри было очень жарко, и для понижения температуры была необходима вентиляция), и начальник сказал, что в таком случае предохранители нужно менять, встав на перила подъёмника. Тут меня охватило чувство страха. Я с трясущимися ногами встал на перила и попробовал повторить все, как показал начальник. И у меня получилось! Но страх никуда не пропал. В тот момент я хотел поскорее вернуться на землю, чтобы встать на безопасное бетонное покрытие. Так и произошло, так как ход работы нужно было объяснить Максиму. Его этот процесс ни капельки не напугал, он стоял на перилах так же уверенно как комар на лампе. Мне ничего другого не оставалось как брать пример с Максима и залезать на перила, когда окна у теплиц открыты для вентиляции.



Дни шли, я уже привык к ситуации и мне больше не было страшно смотреть вниз, залезая на перила - один из страхов был преодолён. Эта работа даже делала меня счастливым, потому что у нас не было установлено никаких норм и лимитов. Конечно, лень не приветствовалась, тогда угрожало бы увольнение, но осознание того, что спешить нет необходимости, а нужно просто поменять предохранители, было прекрасно. Из-под крыши теплиц смотрел вниз, на сборщиков томатов, которые старательно как пчелки бегали между рядами помидоров и собирали томаты в ящики, наполняя грузовую машину. В один день, меняя предохранители, стоя на перилах, вдалеке я заметил ветряной генератор. Солнце уже садилось и небо окрасилось в оранжевый цвет, жара спала, дул умеренный ветер, и окно было открыто настолько, что я мог просунуть свое тело на улицу и полюбоваться этим прекрасным видом. В этот момент подумал, как было бы хорошо отдохнуть где-нибудь с друзьями. Если в Краславе меня что-то тревожило, то не мог по-настоящему, полноценно наслаждаться свободным временем, но сейчас я, наконец-то спокоен. И даже чувствую себя немного счастливым. Мне в голову пришла такая мысль – зачем я так много думаю и взвешиваю в голове разные вещи, если иногда можно просто наслаждаться моментом? Почему я не делал так раньше, будучи рядом с друзьями, делая и наслаждаясь тем, что приносит удовольствие, а не постоянно что-то обдумывать в своей голове? Было интересно наконец-то это понять.



Через месяц мы уже закончили установку половины предохранителей от общего объёма, и тут вдруг кончились предохранители. Мы об этом сообщили руководителю, и он пообещал заказать еще, но пока что резервных предохранителей больше нет. Начальство думало, что с нами делать дальше, вскоре решили нас привлечь к новой работе. Нам нужно было ходить между рядами помидоров и собирать опавшие плоды. Тут мы были немного удивлены. С самого верха нас отправили в самый низ. Это была одна из самых неприятных для меня работ. Нам нужно было собирать опавшие томаты, ходя по мокрым бороздам, которые очень неприятно пахли удобрением. Но что поделать. «Работа есть работа», тихо говорил я себе, и надеялся, что предохранители скоро пришлют. (Какой я был наивный). Единственный плюс собирая гнилые помидоры, что и эта работа так же была ненормированной, поэтому спокойно можно было какое-то время собирать томаты и немного отдохнуть (пока не видит начальник), но не очень долго, чтоб лишний раз не привлекать к себе внимания. Один из минусов – сырость и неприятный запах кругом. Но ничего, и это было терпимо.



В какой-то момент во время сбора гнилых помидор меня позвал начальник. Поставив ведро, я поспешил к нему, по дороге размышляя, что он хочет от меня. Спрашиваю, что случилось, он ответил, что я должен ему помочь. На короткое время обрадовался, что выбрался из неприятных борозд и наконец-то опять могу смотреть на солнечный свет. (Кстати, помидоры в теплице около 7 метров в высоту, поэтому следующую борозду практически невозможно увидеть). Вот мы пришли к ящику, в который были скиданы гнилые помидоры и остановились. Он посмотрел на меня немного растерянным взглядом и сказал, что мне нужно залезть в ящик! Я подумал, что это шутка, но в его глазах я видел растерянность и страх, поэтому понял, чистка ящика предназначена ему самому, и он пригласил меня, чтобы я это сделал вместо него. Ему было проще позвать меня, а не Максима, так как я больше понимаю по-английски. Наверно боялся, что из-за языкового барьера Максим его не так поймет. Мне не оставалось ничего другого как полезть в ящик. (Для читателей со слабым желудком дальнейшее читать не желательно). Там воняло, грубо говоря, рвотой, которая долгое время гнила в глухой, закрытой коробке. Помидоры, не знаю почему, стали розовые, из них текла густая жидкость, которая воняла еще хуже. По возможности быстрее залез в ящик и руками (на которых, конечно же, были перчатки) начал собирать все в ведро, а начальник в это время просто стоял и смотрел на меня. Не знаю, почему он не мог пойти делать что-то другое в это время, а выбрал смотреть, как я изо всех сил держусь, что бы меня не вырвало. Наверно это зрелище ему казалось интересным. Я очень благодарен своему желудку, за достойно выдержанное испытание. Теперь мне, наверное, больше ничего противным не будет казаться. Был рад вернутся на сбор помидоров и больше не ныл, что там плохо.



Помидоры мы собирали неделю, до того момента пока один из главных руководителей не дал нам другую работу. Работа не была трудная – опять нужно было менять предохранители в лампах. Этим и занимались. Нам была дана неделя, чтобы поменять все, и мы сделали все раньше поставленного срока. Приближался к концу второй месяц, заказанные предохранители прислали, но в один прекрасный момент мистическим образом они исчезли. Интересно, как? Очень профессионально со стороны предохранителей. Началась эпидемия пасынков в нашей теплице. (Пасынки – это  отростки помидор, которые растут на стволах - это не хорошо, они отбирают много энергии у растения для роста плодов, их нужно срывать). Меня послали на улицу срывать пасынки, а Максима – собирать помидоры. Сначала было неплохо. Но когда начались грядки, в которых пасынков было больше чем саженцев, начались трудности. Своей кожей чувствовал, что листья и ветки помидор острые, а также обработаны химией, потому что на руках и ногах начали появляться жёлтые точки, которые очень сильно чесались. Те работники, которые тут работают долго сказали, что это нормальное явление. Главное сыпь не чесать и дома кожу очень тщательно намылить и промыть чистой водой. Так и поступил, и это помогло. Целую неделю срывал пасынки, когда пятничным утром нам сообщили, что наконец-то снова будем работать на крыше. Я был очень рад этой информации, но, когда наступила новая неделя, начальник сообщил, что мне придется продолжать срывать пасынки. А Максима оправили на окна. Был очень зол, но успокоился, не хотел остаться без работы. Так по сей день я срываю пасынки в цеху, пока Максим лазит по окнам. Я рад за него. Он это заслужил. Радует то, что каждую неделю получаем зарплату. Зарплата зависит от того, сколько часов отработано. Но работодатели делают очень хитро. Если отработано больше 60 часов в неделю, полагаются бонусы, но они нам говорят, что по договору бонусы нельзя выплатить, потому что больше 60 часов в неделю работать запрещено, поэтому сверхурочные наработанные часы за неделю отсчитывают, записывая на следующую неделю, в которой отработанных часов меньше. В среднем в неделю можно заработать 350 евро, отсчитав растраты на проживание, страховочные деньги и налоги. 350 евро чистый доход. Самый большой доход у нас был 465 евро в неделю, когда работали с шести утра до шести вечера и еще 8,5 часов в субботу. Это было дико, но мы выдержали. Сумма, которую планировал заработать в Нидерландах, у меня уже есть, поэтому сейчас так сильно не переживаю, и стараюсь работать спокойно не боясь, что меня могут уволить. В следующий раз расскажу про людей, с которыми здесь познакомился, а также о том как проводим свободное время.



 Александр.

Фото дня

Календарь


Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Проекты

Конкурсы

Именины

  • Maiga, Milija

Партнеры

  • Latvijas Reitingi